РАДИ НОВОГО УХАЖЕРА ОТДАЛА ДОЧЬ В ДЕТСКИЙ ДОМ – А КОГДА ТА СТАЛА УСПЕШНОЙ, ПРИШЛА ТРЕБОВАТЬ ДЕНЬГИ

Капли дождя стучали по стеклу и задевали за что-то живое. Должно ведь внутри быть что-то живое? Кажется, это называется душа. 

Маленькая Соня лежала на кроватке, укутавшись в одеяло, и смотрела в окно. На соседней кровати плакала Света, соседка. Она была младше Сони на 2 года и часто кричала во сне и плакала. Она совсем недавно попала в это место и звала маму. Ее сердце еще не приняло горькую правду, что мама не вернется за ней. В это место отдавали детей, которые были не нужны, которые были лишними…

Соня уже 4 года жила в стенах детского дома, куда ее привезла мама и оставила. Она даже не обещала вернуться, сказала, что теперь это ее дом, и мама больше не придет. Соня пыталась ухватиться за нее и плакала, она умоляла мамочку не уходить, пусть не понимала еще, что это не какая-то злая шутка, а суровая правда.

Просто мама привела в дом чужого дядю, просто он сказал, что чужая дочь ему не нужна. Наверное, просто Соня была плохим ребенком.

По щекам девочки снова потекли слезы. Они всегда текли вместе с дождем, напоминая о том, что она теперь одна, и мамочка не придет за ней, потому что она — плохая дочь.

Небо разразил гром. Соня подпрыгнула и села. Она обхватила себя руками и принялась дрожать от страха. Полтора года назад она выпустилась из детского дома, а кошмарные воспоминания все еще не покинули ее. Поднявшись на ноги, девушка пошла на кухню. Пока что ей выделили комнату в общежитии и обещали, что найдут квартиру для нее, как только закончит институт. Налив себе немного кофе, Соня собралась вернуться в комнату, но услышала шаги и вздрогнула. Комендантша, злая тетя Ри, как ее называли местные обитатели, потирала глаза кулаками и смотрела на девушку:

“Что, не спится? Снова кошмары?”.

Соня просто кивнула. Злая тетя Ри была женщина строгая, но понимающая. Она часто общалась с Соней и оказывала девушке поддержку, стала ей почти, как родная:

“Ты подожди меня тут. И дрянь эту вылей. Сейчас дам тебе успокоительной настойки немного. Выпьешь и поспишь нормально.”

Соня прислушалась к совету и вылила кофе в раковину. Она помыла стакан, и уже скоро Варвара Николаевна, так звали комендантшу, принесла настойку:

“Она на травах. Сама их собираю на даче летом и варю. Забирай всю бутылку себе. Пей четверть стакана перед сном.”

Соня обняла женщину и поблагодарила. На глаза наворачивались слезы. Варвара Николаевна заботилась о ней, как о родной дочери. Пожелав женщине спокойной ночи и вернувшись в свою комнату, Соня присела на кровать, налила себе настойку и сделала глоток. Вкус оказался очень приятным, отдавая нотками душицы и ромашки. Выпив четверть стакана, девушка посмотрела в окно на капли дождя и легла на кровать.

В тот день, когда мама отдала ее в детский дом, тоже шел дождь. По щекам потекли слезы. Соня все еще не понимала: почему с ней так поступили, за что? Ей всегда было интересно: если бы мама не отдала ее, она так же заботилась бы о ней, как Варвара Николаевна, так же выслушивала бы ее, когда на сердце тяжело, и давала успокоительный чай? Но ответы на эти вопросы девушка уже никогда не получит.

Время летело быстро, и скоро Соня закончила институт. Она получила однокомнатную квартиру с неплохим ремонтом на окраине и смогла устроиться на работу. Прилежная учеба и любознательность на практике помогли девушке быстро показать себя не как обычного работника, а как очень грамотного специалиста. Она стала медленно, но уверенно двигаться вверх по карьерной лестнице и уже через несколько лет добралась до поста финансового директора.

Получив дополнительное образование и хорошо изучив разговорный английский, Соня планировала со временем перебраться в филиал их компании за границей, но начальство никак не хотело отпускать столь ценного сотрудника.

Однажды Соня столкнулась около бизнес-центра, в котором работала, с женщиной, показавшейся ей знакомой. Их взгляды пересеклись, и сердце предательски ухнуло в груди.

“Соня?”, — дрожащим голосом спросила женщина.

Соня не знала, что ей сделать: сбежать или остаться и выслушать, чего эта женщина хочет от нее. Интуиция подсказывала, что предавший однажды предаст снова, а сердце все же не отпускало. Образ матери из детских воспоминаний был размытым, но Соня точно знала, что перед ней стоит она — женщина, которая предала ее однажды.

“Как ты выросла, какая красивая…”, — выдавила улыбку женщина и сморгнула слезы.

Соня все не могла раскрыть рот. Она смотрела на эту бедно одетую женщину и не понимала, что испытывает к ней: жалость или презрение?

“Ты меня не узнаешь, да? А я мама твоя, Сонечка. Вот смогла выяснить, где ты работаешь. Можем поговорить?”

“Говорите”, — единственное, что смогла выдавить из себя Соня. Она ждала, когда мать перейдет на стадию мольбы о прощении, и ее доброе сердце готово было простить, несмотря на причиненную боль. Но женщина вдруг резко поменялась в лице, высокомерно цокнула языком и отвела взгляд в сторону:

“Вот ты, значит, как с матерью родной общаешься, да? Ну понятно, поднялась из грязи в князи, зазналась!”

“Я не понимаю, чем вы говорите.”

Конечно же, Соня много раз представляла себе встречу с мамой. Она часто думала, как это могло бы произойти, как та будет извиняться и сожалеть о том, что сотворила. А она, Соня, скорее всего, простит, и у нее снова будет семья. Вот только эти мечты в эту самую секунду разбивались, точно корабль о рифы во время шторма. Глубоко в груди появились болезненные ощущения. Сложно было бы подобрать слова для того, чтобы описать состояние, которое охватывало в эту секунду.

“Дай мне денег немного, у тебя же не убудет, — сказала мать, — Мне некуда пойти, поругалась с Павлом. Он меня выгнал. Он то скоро успокоится, но мне пока негде ночевать даже и поесть не на что. Подруги сказали, к дочери богатой иди.»

“Я не знаю вас”, — ответила Соня и пожала плечами. К ней точно таким же образом мог подойти любой человек и начать выпрашивать деньги. Пусть девушка и чувствовала, что сейчас ее не обманывают.

“Не знает она… Вижу по глазам, что сразу признала, так же бегают, как тогда, когда отдавала туда. Я же ради тебя старалась, чтобы тебе лучше жить было. Зачем же тебе с неродным отцом жить? А я полюбила Павлика, мы с ним уже больше 20-ти лет вместе.”

“Я рада за вас”, — сухо ответила Соня и поняла, что сожаления у нее нет. Перед ней стояла все та же женщина, которой было плевать на ее слезы и она просто бросила маленького ребенка.

“Дай мне денег! Я ведь мать твоя, я тебя родила! Ты должна благодарить меня за это до конца жизни.”

Соне вдруг стало смешно, однако она очень хорошо умела контролировать эмоции, жизнь научила. Телефон в кармане вдруг начал звонить, и девушка достала его:

“Сонька, Сонечка! Злая тетя Ри попала в реанимацию!.» Позвонила Света, девушка, с которой Соня и после детского дома продолжала дружить.

“Адрес отправь в сообщении.”

С Варварой Николаевной Соня последний раз встречалась чуть больше полугода назад. Ее так сильно затянула работа, что она все не могла выкроить время, чтобы встретиться, но в эту секунду она остро осознала, что вот он, ее родной человек, а не та женщина, что стоит напротив и требует о том, чего не заслужила.

“Я не просила меня рожать”, — Соня поспешила в машину, не слушая оскорблений лживой матери, полетевших в спину, в уже скоро примчалась в реанимацию. Она оплатила все необходимые препараты, которые назвал врач, и молилась, чтобы Варвара Николаевна поправилась. И ее мольбы были услышаны.

Через месяц женщину выписали домой, но крайне не рекомендовали оставаться одной, потому что следовало следить за состоянием еще месяц после такого сердечного приступа. Соня взяла на работу отпуск на свой счет и временно перебралась в квартиру Варвары Николаевны.

“Не знаю даже, как смогу отблагодарить тебя, Сонечка”, — не уставала говорить женщина.

“Не стоит благодарить, ведь вы стали для меня самым дорогим и близким человеком”, — сквозь грусть улыбнулась Соня, вспоминая неприятную ей встречу с женщиной, которая называлась матерью.

Она еще несколько раз появлялась около офиса, но Соня не позволяла дать заговорить с ней. Просто садилась в машину и уезжала.

“Сын вернется через неделю — отдохнешь от меня, девочка моя”, — говорила с благодарностью Варвара Николаевна.

“Не говорите вы так, я не устала”, — теперь Соне уже не хотелось уезжать за границу. Она всегда считала, что у нее нет родных в этом городе, а теперь понимала: есть. И она не сможет просто взять и уехать.

Через 5 дней в квартиру позвонили. На пороге стоял мужчина в дорогом костюме с двумя букетами.

“Вы наверное адресом ошиблись”, — пожала плечами Соня. Она только недавно проснулась, так как всю ночь работала с контрагентами дистанционно и очень устала. И вот теперь одета была в пижаму и выглядела, наверное, ужасно.

“Нет, я к маме. А это вам”, — протянул мужчина.

Сергей рассказал о том, что его отправили в командировку в другой город для открытия нового филиала, и он просто физически не смог приехать сразу, как узнал о состоянии матери.

После совместного завтрака он пригласил Соню прогуляться и неустанно благодарил ее за то, что она помогла Варваре Николаевне:

“Сколько я вам должен за все медикаменты и платный уход? Я прилетал на двое суток, видел, в каких условиях маму содержали — это точно не бесплатно.”

“Вы мне ничего не должны, — ответила Соня, — Варвара Николаевна — единственный близкий мне человек».

Соня рассказала мужчине о том, как мать оставила ее в детском доме, а потом вдруг появилась в ее жизни снова и просила, нет, требовала о помощи.

“Вы очень сильная женщина, Соня”, — в тот же вечер Сергей помог собрать вещи Соне и проводил ее. Она вышла на работу из отпуска раньше, чем ожидала, но не могла не думать о своей семье, о матери, которая посмела заявиться и начать требовать денег.

Когда очередной рабочий день подошел к концу, начался сильный дождь. Соня стояла на выходе из бизнес-центра и боялась сделать шаг на улицу. Она все еще боялась дождя, ничего не могла с собой поделать.

“Я могу помочь побороть этот страх, у меня большой зонтик, а мама большой торт испекла и ждет нас на чай”, — услышала Соня голос Сергея и обернулась.

Ей было очень приятно увидеть его, он понравился ей, и она ему тоже. Это было видно по его сообщениям, которые он присылал почти каждый день. Соня решила, что ей пора шагнуть в новую жизнь и навсегда отпустить прошлое. Она вспомнила ту перепуганную брошенную девочку, которой была, сложила руку в ладонь Сергея и тепло улыбнулась ему…

РАДИ НОВОГО УХАЖЕРА ОТДАЛА ДОЧЬ В ДЕТСКИЙ ДОМ – А КОГДА ТА СТАЛА УСПЕШНОЙ, ПРИШЛА ТРЕБОВАТЬ ДЕНЬГИ
В 56 выглядит на 20. Безрукова похвасталась девичьей формой в боди